Вселенная The Elder Scrolls

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Вселенная The Elder Scrolls » Эпизодический раздел » Флешбек » Среди пепла


Флешбек » Среди пепла

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Среди пепла

Время: ок. 408 3Э
Место старта: Морроувинд, пустоши Эшленда*

Участники: Майрик Хофвинг, Данель Телас

Статус: открыт только для действующих лиц

Заявки на участие через администрацию, только при согласовании с участниками.
Отыгрыш - только в ответах к данному топику.


«Да здравствуют пепельные земммли!»
Кажется, одна из моих напарниц вновь приняла на грудь. Добродушная ом-рат всегда отличалась крайней чувствительностью к алкоголю и перемене настроя в компаниях. Столь похожая на эльфа, Байши пользовалась странным доверием местного населения, а потому лучше всякого иного в караване находила общий язык с Людьми Пепла.

— Я люблю эти пустоши, отличное место! — Голос юной кхаджитки звучал неимоверно бодро, — Век бы по ним бродила. А горрры? — Почти мурлыча протянула она. — Вы видели горрры?

— Угомонись уже, — гортанно прорычала массивная фигура позади неё, — Орёшь точно безмозглая кошка в течке.

Старый катай устало перебирал стёртыми лапами по пыльной дороге. Орава, состоящая из кошек и котов всех мастей и возрастов медленно продвигалась к намеченной цели. Впереди ещё не маячил величественный Вивек, но всякий и каждый знал, что их сквозь эти пустоши будет стоить своей цели.
Почти бесшумно громыхали телеги — казалось, даже деревянные колёса вторили гулу этих земель. Навесы проминались под пылью и пеплом — иной раз их ткань рвалась, засыпая товары серым налётом.

— Ра'Джид недоволен, — ворчал катай, — Ра'Джид нервничает из-за этих странных красноглазых, — тяжелые пластины его доспеха ритмично покачивались при ходьбе, — А как юный человек относится к местным? — С невысказанным вопрос во взгляде покосился воин на юношу, сидевшего в одной из крытых телег. «А не страшно ли тебе умереть в этих землях? Вот прямо сейчас, от случайной стрелы?» — и вновь реплика застряла комом в горле. Сколько бы он не пытался, спросить у него никогда не выходило.

Нейтрально отношусь, — в ответ человек лишь пожал плечами и что-то буркнул про «тише едешь — дальше будешь». Тонкие пальцы перебирали пожелтевшие листы блокнота, а взгляд с упоением скользил по вязи записей — разум его был далеко отсюда.

«Очередная биография очередного мага» — фыркнул про себя катай. Польза от человеческого дитя хоть и была соизмерима с затратами, но ощущение странной «неправильности» происходящего не покидало пешего воина.

К слову говоря, — неожиданно, рыжеволосый оторвался от книги, — С'Варра, а далеко нам до стоянки?

Кхаджит почесал загривок, лениво разминая затёкшие плечи в широком жесте. Он и сам плохо знал когда им доведётся наконец погреться у ласкового пламени и прорезать ночную тишь песней. На миг ему привиделся тёплый песок и бескрайняя гладь закатных небес. Чей-то тёплый бок рядом, запах дома.

— Хотелось бы мне ведать это, мальчик, — он устало покачал головой. — Знал бы ты насколько хотелось.

С минуту в воздухе держалась пауза. Каждый думал о своём и пыльные бури не собирались кончать своих нескладных песен.

Я верю, что скоро мы найдём себе новый…

— Дом, — иронично, бросил катай, — дети пустынь обретают дом с каждым новым привалом.

Караван вторил пустынным землям Эшлендов. Нестройные ряды тянулись по серо-бурым трактам в далёкие земли, ища нечто неведомое им самим. Стар и млад тут был заложником собственного пути. Пепельного ли, лесного, горного — не важно. Всех их всё равно вела луна.

— Трууу! — Раздалось из начала колонны, — Не растягиваемся, скоро передышка, — глава процессии, делец Ра'Джид вновь перехватил зубами мундштук. Даже он волновался сейчас, но как-то лениво, по-старчески. Вытащив изо рта трубку, он слегка встряхнул её, отчего ещё свежий пепел посыпался из чаши — но странно, куда-то вверх. Подхваченный порывом ветра, скоп красных искр взвился в сумерки, унося с собой мириады тайн великой души кочевника. На мир опускалась ночь.

+1

2

Нелот часто приказывал своим слугам отправляться в тот или иной уголок Вварденфелла, а то и вовсе на другую часть материка, за ингредиентами. Одному мастеру было известно, зачем ему нужно то или иное вещество, и порой просьбы его были удивительно абсурдны. Он мог пожелать шкуру какого-то определенного нетча, которого видел аж несколько лет назад "где-то на побережье", как он выражался, или требовать для исследований пепел с самого подножья Красной Горы. Слуги подставляли друг друга и придумывали миллионы оправданий, чтобы только не стать очередным посылаемым на смерть безымянным "героем". Однако от Телванни было невозможно спрятаться. В этот раз именно Данель первым попался под горячую руку волшебника, и теперь вынужден был отправляться в яичную шахту, затерянную в пепельной пустоши, чтобы именно там добыть молочко квама. Денег Нелот слуге не выдал, так что подразумевалось, что покупать молочко необходимости нет, ведь можно справиться с фуражиром и добыть его самому. Правда, мастер волшебник наотрез отказался слушать, что Данель терпеть не может всякого рода насекомых, и вид скользкой личинки квама вызовет в нем лишь тошноту, а уж о том, чтобы самому его освежевать, и речи не шло.

Но делать нечего. Выбравшись утром из города, Данель лишь к полудню прибыл на побережье Азуры. Вылезти из лодки сухим не удалось, так как берег в том месте, где данмер причалил, был пологим, и чтобы на него взобраться пришлось шагнуть прямо в воду и пришвартовывать выделенную Нелотом хлипкую посудину. Промокнув до колен, Телас выбрался на побережье и еще около получаса сушил ноги у разведенного костра. Лишь затем он накинул на плечи поклажу, снял с носа лодки старый фонарь и уныло поплелся прямо, туда, где в пепельной дымке проступали очертания Красной Горы.

К ночи ветер разгулялся. Пепел то и дело окутывал путника с головы до ног, с шорохом бился об одежду и забивался под капюшон. Данель почти не видел, куда идет - пепел заставлял его глаза слезиться, так что данмер укрывал свое лицо в намотанный на шее платок и неуверенными шагами двигался вперед, в вытянутой вперед руке держа красно-оранжевый фонарь. От ветра источник света раскачивался, издавая скрип и скрежет, что в сочетании со свистом окружающей бушующей стихии пробуждало в душе Теласа отчаянное уныние. Пора было останавливаться на ночлег, однако как поставить тонкую льняную палатку в такой ветер?

Лишь забрезживший впереди свет и раздавшееся издалека эхо голосов заставило Данеля поднять глаза и убедиться - на дороге и впрямь кто-то был. Данмер ускорил шаг, поправив на плечах лямку своей сумки. Подобравшись ближе, Телас узрел караван каджитов, к своему неимоверному удивлению. Он раньше никогда не натыкался на такие крупные сборища кошачьих, и сейчас понятия не имел, чего ему от них ждать. К собственному облегчению Данель заметил среди хвостатых странников человеческий силуэт. Недолго подумав, слуга Телванни направился именно к нему, издалека напуская на себя приветливость и вещая:

-Добрый вечер, серджо! Я надеюсь, вы не станете выгонять путника из своего лагеря, - Данель зашелся приступом сухого кашля и лишь спустя несколько секунд продолжил, остановившись рядом с человеком. - Прошу прощения... Эм, я просто иду своей дорогой, и тоже собираюсь устроиться на ночлег. С вашего позволения, быть может, я останусь бок о бок с вашими пушистыми приятелями? - Данель дружелюбно махнул рукой в сторону одного из каджитов. - Одному в пустоши будет совсем тоскливо, вы так не считаете? - данмер весело улыбался, хотя ветер в очередной раз кинул ему в лицо сухую горсть пепла.

Отредактировано Данель Телас (08.11.2015 17:13)

+1

3

То не ко мне вопросы, добрый господин. — Бретон поднял взгляд на подошедшего данмера. Лукавые глаза-искры их народа всегда таили в себе что-то… Особенное? — Это вам к Ра'Джиду, он тут за главного.

— Ничего не случится, если путник немного погреется около костра. — Из соседнего шатра выглянула улыбающаяся Байши — любопытство на лице кхаджитки так и светилось. — Пусть остаётся, а там и со стариком переговорим. — Острые уши снова скрылись в волнах плотного полога. — Если что — скажи, мол, моя блажь. — И со звонким смехом девушка уплыла в глубины своего временного пристанища. Из палатки послышался чей-то нетерпеливый зов, чьё-то ласковое слово ответило ему на та-агра.

Тогда милости прошу. — Криво улыбнулся Майрик. Всегда тяжело было встречать новые лице, а вид этих пустошей ещё больше подстёгивал его паранойю относительно местных жителей. И странников. В общем и целом. Особенно его беспокоили эшлендеры, эти понурые пепельные бродяги, ревностно охранявшие свои бесплодные земли. Но новый знакомый на одного из них похож не был.

— Греет душу, серджо. Примите мои благодарности. — Закутанный в ткань красного с золотым шарфа до самого носа, он напоминал сейчас одного из тех торговцев Балморы, что днём и ночью пытаются всучить тебе очередное чудо. Может, даже не торговец, а маг? Узоры, искажённые складками ткани, терялись и смешивались друг с другом.

Жестом пригласив данмера сесть рядом с собой, мужчина отложил небольшую записную книжку в сторону, поднял с земли странного вида кувшин.

Опасно ходить по Эшленду в ночи. — Начал он. — И даже не бандит твой худший враг, нет. Зверьё и пепел. — Глиняный сосуд, покрытый замысловатой сетью орнаментов и замазанных трещин, был очищен от пепла. Внутри с мерным шумом перекатывалась жидкость, нагретая керамика грела ладони. — Вот, прошу. Согрейтесь.

Небольшая пиала, стоявшая до того на коленях у Хофа, до краёв наполнилась необычным тягучим напитком, источавшим аромат трав из далёких земель.

Прошу. — Протянули чашу путнику. — Кхаджитская настойка — мозгов не туманит, зато отлично согреет. — Как следует закупорив горлышко, кувшин вернули обратно в пепел. Огни костра вились в вышине тёмных небес, вдали завывал ветер. — Откуда путь держите? — После небольшой паузы добавил Майрик.

+1

4

Бретон был насторожен, что также насторожило и Данеля, усевшегося рядом у костра. Здесь, у самой земли, в окружении раскинутых шатров, ветра практически не было, так что данмер поспешил открыть свое лицо и снять с головы капюшон. Он прекрасно понимал, что в общении с незнакомцами лучше соблюдать максимальную приветливость и открытость, чтобы те не заподозрили в данмере дурных намерений. Скрывать свое лицо Телас предпочитал лишь тогда, когда ему приходилось что-то красть или вершить другие темные дела по приказу мастера Нелота. Теперь Данель старался не отводить взгляд и выглядеть максимально приветливо, задействовав все свое обаяние. Отвлекался он лишь на свои вещи, которые с грохотом сбросил с плеча рядом с собой, а также отвернулся на секунду, чтобы затушить свой фонарь, где практически догоревшая свеча залила все дно подсвечника воском.

Данмер с благодарностью принял настойку, и впрямь отлично согревающую изнутри. Держа пиалу обеими руками и отпивая из нее маленькими глотками, Данель с любопытством разглядывал каджитов и их спутника-бретона, так странно смотрящегося в этой шерстяной компании.

-Мой господин, которому я служу, - с охотой заговорил болтливый данмер, едва собеседник успел задать вопрос, - отправил меня на поиски очередной бесполезной ерунды. Как это водится, находится ерунда не где-нибудь в цивилизованном городе материка, а в Эшленде... Мастеру невозможно перечить, да, к тому же, он платит мне деньги, и местечко там пригретое. Иначе я бы ни за что не перся в ночь через пепельный ураган, помяните мое слово, серджо! Возможно, когда-нибудь я уйду от этого несносного старика и его никчемных приказаний, - Данель прервался, чтобы сделать глоток настойки. - А как сюда занесло каджитов? И, прошу прощения за мое любопытство, что здесь делаете вы? Никогда не видел людей в такой компании, - говорил Телас без тени иронии или насмешки, ибо к каджитам испытывал некоторую симпатию, особенно сейчас, когда его совершенно бесплатно поили вкусной настойкой, а искры костра уютно улетали в вышину. Мурчащие голоса, то и дело доносящиеся до слуха странника, были приятны и умиротворяющи... Ничто, казалось, не может нарушить эту теплую красоту безмятежной ночи. Еще несколько минут назад данмер готов был рухнуть от усталости, а сейчас словно бы перенесся под некий защитный купол. Купол уюта. Не услышав еще ответа от своего собеседника, Данель уже понял, что именно держит человека рядом с кошачьими в их караване - это чувство комфорта, чувство тепла.

-Меня, кстати, зовут Данель Телас, я... родом с материка, но переменил уже несколько городов. Сейчас обретаюсь в Садрит Мора.

+1

5

Таков круг жизни — они идут, пока их не позовут. — Марк пожал плечами, стряхнул пепел с плаща. — Именно так трактуют сами свой образ жизни. А что же я? Простой путник, эдакая диковинка. — Ухмылка — почти лезвие. — Но, отнюдь, не бесполезная.

Кхаджиты, сидевшие до того у своих чертогов, начали разбредаться по палаткам. Тут и там мелькали пушистые шкуры, хвостатые фигуры скрывались в мягком сияние шатров. Изнутри неплотные стены освещались солевыми лампами, отдававшими не то красным, не то золотистым свечением. Силуэты, словно в театре теней, двигались и рвано, шарнирно, и плавно, как веревочные куклы.

Иногда и подобных мне с собой берут, дорогой путник. Сам родом из Хай Рока буду, Камлорн — слышали о таком? Чудное местечко, знаете ли. Никаких тебе бурь, никакого пепла. — Внезапно, где-то в ночном небе раздался крик — птица ли кричала? — И никаких скальных наездников, знаете ли. Ничего не имею против пепельных земель, коли что. — Поспешил исправиться он. Слегка откинул голову назад, медные волосы волной упали на иссушенные дорогой плечи. — Но родина всегда с тобой, как говорится. Вот и тоскую иногда. Бывали вы вообще в Хай Роке?

В ответ данмер лишь отрицательно покачал головой.

А зря, уважаемый, зря. — Кхаджиты не слишком любили вспоминать горные серпантины и чуткие осмотры стражи Холмовых Королей. Только лишь любопытный и неопытный Тар'Джи вслушивался в тихие напевы мужчины о родине. — Там такие виды — вы б знали. И леса, что чертоги Кинарет, не меньше. — Чаша мужчины опустела ещё на один глоток. — А вода — хрусталь, ох, какого даже у вас не продают.

Крики скальных наездников становились всё громче, мрачные тени птицеподобных созданий то и дело мелькали над лагерем. Из палаток показывались сонные морды, то и дело кто-нибудь поведёт носом. Да и выругается.

Странные они создания — эти скальные наездники. Вроде и ничего в них на вид разрушительного нет, а как соберутся в стаю, так от одних криков воротит.   — На минут небо вновь стало мирным — серые облака продолжали уплывать вдаль на фоне иссиня-чёрного неба, звёзды загорались и исчезали в непроглядной темноте. — Зовут меня Майриком. Майрик Хоф, если точнее. К вашим услугам в качестве летописца и ученика торговца.

В добродушном жесте бретон протянул руку своему красноглазому товарищу.

+1

6

Данель пожал протянутую руку, продолжая улыбаться. Взгляд его перебегал с бретона на каджитов, хвосты которых то и дело мелькали то справа, то слева, у самой палатки. Караван готовился ко сну, чтобы с самым рассветом продолжить свой бесконечный путь. И вряд ли Теласу было с ними по пути - он вновь останется в пустоши один. В такие минуты, созерцая воочию это единое братство, эту семью, и чувствуя на собственной шкуре то тепло, что от них исходило, Данель начинал жалеть, что он бросил свою родню, а бескорыстных и преданных друзей так и не нашел. Потому ли, что сам не был ни бескорыстным, ни преданным? Путешествовать одному тяжело всегда, особенно же - когда ты любишь поговорить. Разговоры с самим собой наскучат быстро, да и здравого рассудка таким образом лишиться можно.

-Вы, милейший, не сомневайтесь - будь на то моя воля, я бы и Чернотопье посетил, что уж говорить о Хай Роке, - заметил данмер, отставляя в сторону пустую пиалу и поднимаясь с кряхтением. - Позволите мне поставить свою палатку прямо здесь, рядом с костром? - мимоходом спросил он, уже развязывая тесемки, обматывающие спальный мешок. - А что касательно скальных наездников... Вы соберите кучку людей или меров в стаю - выйдет примерно тот же результат. Хотя так поглядишь - и ничего разрушительного, однако крик поднимут похлеще этого, - Данель, усмехаясь под нос, устанавливал невысокий каркас для своей палатки. Ветер здесь почти не ощущался, так что данмер решил довольствоваться импровизированным навесом, закрепив колышками лишь ту часть тента, что находилась с наветренной стороны. Закончив со сборами, он плюхнулся на расстеленный внизу спальник и достал из сумки пепельный батат. Жуя его, он вновь обратился к Майрику.

-Летописец, значит? И что же вы описываете? Свои собственные похождения или взгляд со стороны на... ммм... исторические события? - Данель с любопытством склонил на бок голову. - Кстати, а слыхали вы о квама? - вопросил он внезапно, почему-то подумав, что случайное обогащение молочком этих тварей принесло бы выгоду ученику торговца, а компания и помощь данмеру в этой кампании очень даже пригодилась бы.

0

Похожие темы


Вы здесь » Вселенная The Elder Scrolls » Эпизодический раздел » Флешбек » Среди пепла